Даведнiкi пiсьменнiка, гiсторыка, энцыклапедыста Леанiда Маракова «Рэпрэсаваныя грамадскiя i культурныя дзеячы Беларусi»

Пра пiсьменнiка Бiблiяграфiя Даведнiкi Проза Валеры Маракоў Навіны Гасцявая кнiга Сувязь

Галоўная » Прэса  » 2008 г. 

2008 г.

"Дело всей жизни". Гутарка Леаніда Маракова з журналісткай Раісай Адынец (20.08.2008)

Его имя известно во многих странах мира. Одни представители общественности за него молятся, другие посылают угрозы. Кто же он такой, чем вызывает столь бурный всплеск эмоций? Чтобы ответить на эти и другие вопросы, я побывала у лауреата двух литературных премий, обладателя нескольких престижных дипломов, писателя, историка и энциклопедиста Леонида Владимировича Морякова.

Десять лет назад он был преуспевающим бизнесменом, имел в элитном доме пятикомнатную квартиру, две машины, красавицу жену, сына, дочку и желание преумножить то, без чего не мыслил своей дальнейшей жизни. Но нежданный звонок из издательства "Мастацкая лiтаратура" произвел в его душе переворот. После переоценки ценностей делом всей его жизни стало возвращение истории имен безвинно пострадавших в период массовых репрессий земляков.
 

- Это все ваши труды? - окинув полку с книгами взглядом, - интересуюсь у Леонида Владимировича.

- Мои, хотя и самому не верится в это, - констатирует он. - Знаете, чем, скажем, эта книга интересна? - взяв в руки нашумевший фолиант "Ахвяры i карнiкi", озадачивает меня автор. И, сделав паузу, поясняет: - После ее выхода в Интернете кто-то объявил за мою голову 10 тысяч долларов. Правда, друзья говорят, что она у меня стоит значительно больше...

- И все это вы издали за свой счет? - удивляюсь я.

- Что вы, - восклицает писатель. - Чтобы вышел мой первый том, пришлось расстаться с телевизором и видеомагнитофоном. За второй отдал импортный холодильник. Третий том (первая книга) мне помогли оплатить друзья. Вторая книга третьего тома - это моя машина... А двухтомник "Рэпрэсаваныя праваслаўныя свяшчэнна- i царкоўнаслужыцелi Беларуci 1917-1967" издала православная церковь...

По тому, как это было сказано, поняла, что самым дорогим достоянием для моего собеседника стали его литературные труды.

Вольному - воля

У писателя Леонида Морякова были репрессированы многие близкие ему люди: дедушка, дядя-поэт, его братья, отец... Но в его семье это никогда не выпячивалось. Отец Леонида Владимир Моряков вернулся из концлагеря тяжело больным человеком, помучившись, вскоре умер.

- То, что изверги папу не расстреляли, - в сердцах сказал Леонид Владимирович, - сделали большую ошибку, потому что родился я.

Как и у многих сверстников, детство у сына "врага народа" было безрадостным. После смерти отца с юных лет он вынужден был жить с мамой фактически в подвале.

- И что вы себе думаете, - улыбается писатель, - через тридцать пять лет, когда мы уже получили эту просторную квартиру и делали в ней ремонт, среди пришедших к нам по найму мастеров я узнал того, кто лишил нас наследства...

Не имея ни от кого, кроме мамы, поддержки, Леонид Владимирович с детства привык добиваться всего самостоятельно.

- Я был так счастлив, - признался он, - когда, занявшись дзюдо и достигнув успехов, в 16 лет получил талоны на бесплатное питание. Маме было хоть какое-то облегчение.

Валентина Степановна Морякова слыла сильной женщиной. После окончания техникума многие годы проработала на камвольном комбинате. По словам сына, отличалась она и добротой.

- Умерла мама недавно, - вздохнул мой собеседник. - О самом дорогом мне человеке я написал рассказ "Валюша". Но сейчас его можно прочитать только на моем сайте: www. мarakou.by. Все экземпляры книги разлетелись за неделю.

Быстрые пальцы писателя коснулись клавиш, и на мониторе компьютера появилась красочная страница персонального сайта. Еще одно нажатие на кнопку - и перед нашими глазами под звуки Полонеза Огиньского нескончаемой чередой поплыли лица репрессированных. В некоторых местах фотографии жертв сталинских репрессий отсутствовали. Их Леониду Морякову еще предстоит вернуть для потомков.

- А вот и мой дядя Валерий Моряков, - указал он на одну из фотографий. С нее на нас смотрел обаятельный молодой человек. - Идемте, я покажу вам его большой портрет.

Любимый ученик Янки Купалы Валерий Моряков был написан талантливым художником почти во весь рост. Как оказалось, писал портрет человек, который видел поэта Валерия Морякова воочию, - Евгений Тиханович.

- Во время ареста моему дяде было всего лишь 25 лет, - продолжил свой грустный рассказ талантливый племянник. - Валерий получил высшее литературное образование, писал стихи, поэмы. А его взяли и после зверских пыток через два года расстреляли! Узнав после звонка из издательства, что у меня был дядя-поэт, я поехал в национальную библиотеку, написал заявления в несколько архивов... И месяц моего отпуска растянулся на годы. Естественно, с бизнесом пришлось распрощаться.

Первой Леонидом Владимировичем была выстрадана монография о Валерии Морякове. Потом он написал книгу "Вынiшчэнне". В 2000 году был издан первый том его десятитомной (в 19 книгах) энциклопедии "Рэпрэсаваныя лiтаратары, навукоўцы, работнiкi асветы, грамадскiя i культурныя дзеячы Беларусi". В минувшем году увидели свет два тома "Рэпрэсаваныя праваслаўныя свяшчэнна- i царкоўнаслужыцелi Беларусi 1917-1967"...

- Вы сказали, что вам помогают ушедшие в небытие?

- Да. Если взять любой из более двадцати томов, которые вышли за десять лет, и полистать, то станет ясно, что одному человеку осуществить это невозможно. Ведь каждый том - это около тысячи биографий. Записать двадцать тысяч биографий... Мне кажется, что это сон. Но я это сделал. Десять лет работы по 12-15 часов в сутки без отпусков и выходных. Думаю, что придают мне силы они - безвинно убиенные. Меня подстегивает и дисциплинирует то, что я не могу их предать. Только что закончил том, на написание которого ушло полтора года, о репрессированных католических священниках.

- Сколько их у нас сгинуло в небытие?

- Около тысячи, практически все, - вздыхает литератор. - Сейчас готовлю к выходу том о репрессированных медиках. Набрал уже 1,5 тысячи биографий.

В дальнейших планах писателя Морякова книга о репрессированных служащих, за нею - рабочих и сельчанах. По его словам, со временем будет издано около 50 томов! Что впечатляет и радует - они востребованы!

- Характер у вас волевой, - замечаю я. - В кого вы такой?

- Скорее всего, в дядю, - смеется племянник.

- А я думала, в дедушку. Кстати, как его звали?

- Дмитрий Захарович Моряков, - поясняет Леонид Владимирович. - Он был старостой Козыревской церкви, что находилась вблизи железнодорожной станции Минск-Южный и была стерта с лица земли. В 35 лет дедушку арестовали и осудили на 5 лет лагерей. Но там, где большинство заключенных погибали, ему удалось выжить... Умер он в 88 лет.

В сентябре, вероятно, в одном из минских костелов состоится презентация книги, в которой член Международного клуба писателей Леонид Моряков на 850 страницах рассказывает о репрессированных католических священниках. В 1936-1937 годах, в период так называемого "кровавого туннеля смерти", 250 черных воронков каждую ночь объезжали Беларусь с целью выполнения особого задания. Каким оно было, благодаря обширным поискам Леонида Морякова, теперь мы знаем. Известно нам сейчас и то, что если арестовывали мужа, через какое-то время приезжали и за супругой. Жены "врагов народа" получали 8 лет лагерей и отправлялись в акмолинский женский лагерь Казахстана "АЛЖИР".

Своим титаническим трудом талантливый минчанин Леонид Моряков пытается реабилитировать и тех, кто по ложному обвинению был замучен или расстрелян в сталинских застенках. И хотя за десять лет писательского труда он очень устал, думает сейчас лишь об одном - успеть завершить то, что стало для него делом всей жизни.

Дай Бог ему на это сил и здоровья!


 
 

© Леанiд Маракоў, 1997-2016.
Выкарыстанне матэрыялаў сайта для публікацый без дазволу аўтара забаронена.

Распрацоўка i дызайн сайта - студыя "Каспер".